Пакет Яровой вступил в силу. Что изменится для нас и как не сесть за репост. Закон яровой что это

Право на неприкосновенность частной жизни в России защищено Законом о персональных данных Федерации, где положения «закона Яровой» вызывают большие споры.

Пакет Яровой вступил в силу. Что изменится для нас и как не сесть за репост?

1 июля россияне внимательно следили за футболом, а затем бурно праздновали, когда футбольная команда выиграла четвертьфинал чемпионата мира. В тот день многие из нас должны были эмоционально обсуждать игры, но как мы думали о том, что эти обсуждения записывались? Еще полгода наши крики, наши изгибы, наша гордость и наша благодарность хранятся на серверах компании мобильной связи, даже если мы забудем о них на следующий день.

Дело в том, что в тот же день, что и испанская гонка, произошло другое, менее примечательное событие. Вступила в силу последняя часть некогда впечатляющего «пакета Яровой». Это связано с тем, что данный закон породил волну жалоб на то, что для того, чтобы российский интернет (и, возможно, российская жизнь в целом) изменился, необходимо знать, прежде чем отправить сообщение. Об этом и пойдет речь в нашей статье.

5.png

Что положили в этот «пакет»?

Впервые о «законе Яровой» заговорили в апреле 2016 года. В то время Ирина Яровая, государственный депутат от Российской партии, и Виктор Озелов, забытый сенатор от той же партии, представили парламентскую поправку. Граждане терроризма. Некоторые положения законопроекта оказались настолько радикальными, что были исключены из окончательного варианта. Например, было предложено лишать гражданства тех, кто осужден за терроризм, и запрещать выезд из страны тем, кто не выразил осуждение экстремизма.

Это законодательство вызвало массовые протесты. Заявление о его голосовании на Change.org Gate получило более 600 000 подписей, а официальный сайт IPR менее чем за месяц набрал 100 000 голосов, необходимых для расследования обращения открытым правительством. По всей стране прошла серия митингов протеста, но эксперты интернет-индустрии предупредили о реальных катастрофах, которые могут произойти, если закон будет принят. Не остались в стороне и простые пользователи — злополучная упаковка стала поводом для создания ходячих видеороликов и многочисленных подражаний.

6.jpg

Однако закон прошел три чтения в правительстве и государственные думы, одобренные Федеральным советом, 7 июля, и последний оплот был подписан президентом России Владимиром Путиным. Большинство изменений вступили в силу 20 июля в течение двух недель. Среди них

  • Уголовное наказание за «недоносительство», оправдание терроризма в соцсетях, «склонение» к массовым беспорядкам, введение статьи за «международный терроризм»;
  • Увеличение сроков наказания по «экстремистским» статьям, уменьшение возраста ответственности по ним до 14 лет;
  • Проверка перевозчиками любых посылок на наличие запрещённых предметов;
  • Запрет миссионерства для незарегистрированных организаций и запрет проповедей вне церквей, кладбищ и других специально предназначенных мест;
  • Предоставление так называемых «ключей шифрования» данных силовым структурам по решению суда.

Наиболее острые дебаты касались положений о хранении перемещений пользователей. Сначала было запланировано хранение звонков, сообщений и метаданных (т.е. информации о звонках и сообщениях), а также всего интернет-трафика в течение трех лет. Однако это требование оказалось невыполнимым — в мире не существует таких просторных серверов. Россия не производит достаточно электроэнергии для их обеспечения, а стоимость внедрения оценивалась в 5 триллионов рублей (для сравнения в 2015 году — интернет-индустрия заработала 1,7 триллиона рублей, а доход федерального бюджета России составил 14,7 триллиона рублей). В конечном итоге было установлено, что:.

  • С 1 июля 2018 года хранить все телефонные звонки, СМС-сообщения и метаданные о них в течение полугода;
  • С 1 октября того же года операторам связи хранить переписку, видео- и аудиофайлы и персональные данные пользователей в течение месяца. Ежегодно срок хранения необходимо увеличивать минимум на 15%, постепенно доведя его до полугода.

Как закон Яровой повлияет на нашу жизнь?

Но что означает новый закон для обычных людей, таких как мы с вами? Первое, что приходит на ум при разговоре об этом, — растущие цены на интернет. Первое подтверждение пришло в июне этого года. Большинство российских провайдеров повысили цены в среднем на 10%. Операторы представляли его в замаскированном виде, указывая не только цену, но и скорость счета. Такое индексирование может стать обычным явлением, поскольку законодательство с каждым годом требует все большего объема хранения данных. Кроме того, мы должны быть готовы к постепенному увеличению или отмене неограниченных счетов. В конце концов, количество нашего движения дорогого стоит.

Кроме того, значительно возросла стоимость почтовых услуг. По оценкам Почты России, оснащение всех 42 000 отделений специальным рентгеновским оборудованием для необходимого контроля посылок стоит полтриллиона рублей. В качестве компромисса перевозчики предложили принимать все посылки с открытым видео, но и это не решает проблему доставки товаров из-за рубежа. Китай. В результате правила проведения служебных проверок действуют уже два года, а внутренние правила для российских постов и других частных компаний существенно не изменились. На самом деле, закон просто не применяется.

8.png

Однако высокие цены — не единственное негативное последствие «пакета Яровой». В июне российская компания MFI-SOFT (оборудование ранее производилось для Роскомнадзора) объявила цены на сертифицированный центр эксплуатации. Стоимость сервера, позволяющего хранить 7-8 000 абонентов, была оценена в 37 миллионов рублей. Фактически, это некоторые годовые доходы, собранные этими абонентами. И если крупные федеральные структуры, имеющие другие источники дохода, могут найти эти деньги, то у небольших региональных провайдеров нет возможности найти такие суммы сразу. Зарубежные аналоги недоступны по закону. На практике это может означать уничтожение небольших провайдеров и монополии на рынке, когда крупные провайдеры покупают свою абонентскую базу у местных провайдеров. Такой сценарий еще на один шаг приблизит наш интернет к китайскому языку. Многие крупные эксплуатационные агентства гораздо легче контролировать, особенно когда российская часть интернета внезапно отрезана от остального мира.

9.png

Наконец, закон Яровой повлиял на работу некоторых служб в России. В настоящее время каждая компания, использующая в своих приложениях протоколы шифрования, по решению суда обязана предоставить органам безопасности определенный «ключ», позволяющий получить доступ к коммуникациям и другим данным пользователя. Именно это положение закона послужило причиной исключения телеграмм мессенджеров в России (кстати, не забудьте подписаться на «заблокированные» каналы). И хотя представители службы были готовы предоставить самой ФСБ связи подозреваемых террористов, «ключ» был нужен именно спецслужбам. Короче говоря, вы знаете, что история продолжается.

10.png

По мнению Дениса Фролова, руководителя коммерческой практики BMS Law Office, мегафоны и другие агентства должны соответствовать если не нормам, то хотя бы закону.

Госдума приняла антитеррористический «пакет Яровой»

За проголосовали 287 депутатов от фракций «Единая Россия» и «Справедливая Россия». Коммунисты и ЛДПР не приняли участия в голосовании, считая, что законопроект противоречит Конституции.

Во втором и вскоре после третьего чтения проект был принят 24 июня. Окончательные поправки были распространены среди членов за несколько минут до начала дебатов. В конечном итоге план был значительно ослаблен. 287 евродепутатов проголосовали за проект в третьем чтении, 147 — против и один воздержался.

Террористов расписывают по законам

Следственные мероприятия будут включать в себя получение правоохранительными органами «компьютерной информации», включая доступ к электронной почте и SMS-сообщениям.

-Призывает поставщиков почтовых услуг «принять меры» для обеспечения того, чтобы оружие и другие «опасные» предметы не отправлялись по почте.

Операторы читают бюджет.

Операторы провели бюджетное чтение

-Продлевает срок хранения операторами связи и интернет-компаниями информации о событиях получения, передачи, доставки и обработки голосовых и текстовых сообщений, изображений, звуков и других сообщений от пользователей до трех лет (в настоящее время — шесть месяцев).. В день принятия закона его авторы пошли на уступки и согласились продлить этот срок до одного года.

-Регулирование миссионерской деятельности. Например, проповедовать в домах запрещено.

Усилены меры наказания за терроризм и экстремизм, а Уголовный кодекс дополнен новыми элементами для этой категории преступлений.

Разъяснения в документе уточняют значение термина «оправдание терроризма». Это публичные заявления, признающие террористическую идеологию и призывающие к ее подражанию и поддержке.

Хранение с отсрочкой: как операторы начали выполнять «закон Яровой»

Фото: Кирилл Калиников/РИА Новости.

С 1 июля операторы связи должны начать хранить записи разговоров, сообщений, видео, фотографий и другой корреспонденции своих абонентов в течение шести месяцев, как того требует «Закон Яробая». На вопрос РБК, соблюдает ли компания требования «закона Яровой», генеральный директор «МегаФона» Сергей Солдатенков ответил, что компания начала «широко использовать» оборудование для хранения данных и системы СОРМ. коммуникационная сеть». С 1 июля мы не можем организовать хранение данных в сети. Система будет разрабатываться постепенно в течение пяти лет в различных областях и в конце этого периода будет разработана в национальном масштабе», — сказал Солдатенков.

Он не уточнил, в какой области будет начато хранение файлов звонков и абонентов, отметив, что это «секретная информация».

В Законе Яровой нет формулировки, позволяющей применять его положения на всей территории страны, кроме указания «процедур, условий и объема хранения».<. >Правительство неоднократно предлагало вводить закон поэтапно, сначала в некоторых пилотных регионах, а затем по всей стране; в 2017 году Николай Никифоров, тогдашний глава Минкомсвязи, заявил, что ранее в этом году сам Никифоров объявил, что трафик с магазинной подпиской скоро будет эффективным.

Конкуренты «МегаФона» отказываются раскрывать, соблюдают ли они требования национального «Закона Яровой» или только в отдельных регионах. В настоящее время «ВымпелКом» (работает под брендом «Билайн-РБК») и другие компании приступили к выполнению требований, установленных правительством и Министерством связи», — сказал представитель оператора. Представитель компании «Т2 РТК Холдинг» (под брендом Tele2) отказался отвечать на более подробные вопросы, заявив, что оператор «действует в рамках закона». Представитель МТС отказался от комментариев.

Центр общественной информации ФСС не ответил на просьбу о комментарии. Представитель Министерства связи заявил, что правила не означают, что операторы могут разрабатывать системы для хранения записей разговоров и сообщений пользователей в различных секторах. Он отказался от дальнейших комментариев.

Источник РБК, близкий к одному из операторов «Тройки», говорит, что «Мегафон» — не единственная компания, разработавшая систему хранения информации в рамках «закона Яровой». Он заявил, что внедрение СОРМ-2 в 2000-х годах (предназначенного для отслеживания интернет-активности) и СОРМ-3 после 2014 года (для хранения метаданных — например, когда обратились, кто и к кому) произошло не сразу.

В 2016 году экспертная рабочая группа Правительства РФ «Связь и информационные технологии» оценила, что затраты операторов хранения данных по «закону Яровой» составят 5,2 триллиона рублей. Однако впоследствии эта оценка несколько раз корректировалась. Весной 2018 года МТС оценила сумму, необходимую на ближайшие пять лет, в 60 млрд рублей, «Мегафон» — в 35-40 млрд рублей, «Вымпелком» — в 45 млрд рублей.

По словам Ольги Соколовой, генерального директора Linxdatacenter (российский провайдер телекоммуникационных услуг и центров обработки данных), размер затрат на хранение данных фактически зависит от конфигурации СОРМ и требований производителей оборудования, утвержденных в документе. Он отметил, что пока компания не заметила особой волны обращений, связанных с «законом Яровой». До сих пор никто не смог прислать нам идеальное решение. Это не странно». Например, мы должны достичь полного соответствия в течение нескольких месяцев», — сказала Соколова. Он ожидает, что ситуация разрешится после 1 июля.

Стефан Ришар, генеральный директор и председатель совета директоров международной Orange Group, заявил РБК, что компания готова соблюдать «закон Яровой» с 1 июля в соответствии с законодательством всех стран, где она работает. Мы понимаем угрозу терроризма в Европе, особенно во Франции, и после событий 2015 года мы начали более тесно сотрудничать с властями», — сказал он. Компания не сообщила, сколько она потратила на подготовку иска. Однако Ричард ван Вагенинген, глава Orange Business Services (подразделение Orange) в России, объяснил, что компания работает здесь только в секторе b2b и имеет ограниченное число корпоративных клиентов, поэтому затраты невысоки.

В июле 2017 года Институт Интернета (ИИР) выпустил отчет, в котором указывалось, что «Закон Яровой» нарушает требования GDPR (General Data Protection Regulation, Общие правила сохранения данных), действующего в Европейском союзе. FII отметил, что, согласно FGM, хранение информации о событиях общения пользователя требует соответствующего подтверждения от спецслужб. Если российский оператор хранит информацию об иностранцах на своих серверах без согласия самого пользователя и без судебного ордера на предоставление таких данных российским правоохранительным органам, он нарушает европейское законодательство, говорится в докладе.

Однако, по словам представителя Orange, компания считает, что сможет выполнить требования обоих соответствующих законов. Он заявил, что, согласно GCC, компания находится «в обработке» (физическое или юридическое лицо, государственный орган или организация, обрабатывающая персональные данные от имени «оператора» (с которым заключен договор на обработку данных)). Предоставление услуг. Важно также отметить, что вопросы, касающиеся национальной безопасности, исключены из сферы действия ПГП, а «закон Яровой» относится именно к этой области. Это ясно из официального названия», — сказал представитель Orange.

-Юридический департамент Палаты представителей заявил, что ужесточение наказания за пособничество и подстрекательство к террористическим преступлениям в некоторых случаях приведет к более суровым наказаниям, чем предусмотрено их мандатом.

Оцените статью
Бизнес блог